Спорт

Карим Халили

29 января. Швейцарское местечко Ленцерхайде. Здесь проходит чемпионат мира по биатлону среди юниоров. Мужская эстафета. Последний этап. Бежит Карим Халили. Подходит к заключительной стрельбе. Закроешь пять мишеней – и золото у России не отнять. Так и произошло – все в цель! В тот день студент Российского университета транспорта стал трехкратным чемпионом мира по биатлону. Прибавьте к этому еще звания чемпиона России и Европы. И все – по юниорам. Не прошло и месяца, а теперь он – член основной сборной нашей страны на взрослом чемпионате мира. «Инженер транспорта» поговорил с Каримом и пытался узнать, как можно на все это находить время. Прямое включение из итальянского Антхольца, где в середине февраля и проходило взрослое мировое первенство. 


– У тебя необычные имя и фамилия. Наверняка не обошлось без интересной родословной. Так ведь? 


 – Верно. Мое имя состоит из пяти слов и полностью звучит так: Саид Каримулла Саид Вахидулла Халили. Ударение в фамилии – на последний слог. А вообще, меня все зовут Каримом – это сокращенная форма от Каримулла. У меня афганские корни, но родился я в России, в подмосковном Пересвете. А вот мой папа – Вахид – как раз из Афганистана. В 90-е годы он приехал учиться в Россию по специальной программе. Выучившись на инженера, он здесь начал работать и в итоге остался. А через время встретил мою маму – Татьяну. К слову, сам я на исторической родине отца еще не был.

 

 – С чего началось твое увлечение биатлоном? 


 – Я подхватил интерес к биатлону от своей семьи. Как-то раз, в 2008 году, мама по телевизору смотрела трансляцию с Кубка мира (Серия крупнейших кубковых международных соревнований в биатлоне – Прим. ред.). Мне понравилась непредсказуемость гонок: когда успех зависит не только от физических качеств, но и ряда других: погоды, везения, рельефа трассы. С тех пор я не пропускал ни одной трансляции, а в сезоне 2009/2010 мне преподнесли настоящий подарок: мы всей семьей поехали в Финляндию, на этап Кубка мира в Контиолахти. В те времена организовывали групповые поездки болельщиков – мы попали в один из таких туров. Напитавшись этой опьяняющей биатлонной атмосферой, на следующий год я пошел в лыжную секцию, а через год перешел в биатлон.  


– Были ли моменты, когда хотелось закончить со спортом и посвятить себя чему-то другому? 


 – Нет, со спортом я точно никогда не хотел завязывать. Мне всегда нравилось то, чем я занимаюсь. И даже когда что-то не получалось, я думал, как это исправить, а не об окончании выступлений.

 

 – Дебютировав на Кубке мира в этом сезоне, ты почувствовал к себе повышенное внимание? 


 – Конечно, на Кубке мира ко мне усилилось внимание со стороны болельщиков и журналистов. Очевидно, я перешел на новый уровень, но воспринял это адекватно. Мне не пришлось к чему-то привыкать или приспосабливаться. Поэтому возросшая популярность мне не мешает.  


– Насколько я знаю, тебя хорошо приняли ребята во взрослой сборной России. Тебе удалось с кем-то из основной команды установить дружеские отношения? 


 – Да, в основной команде меня приняли хорошо, так как со всеми ребятами я был ранее знаком. Конечно, в силу возраста, больше общаюсь с молодыми членами сборной. Но это общение на уровне досуга. Особо советами здесь никто не помогает: все-таки биатлон – индивидуальный вид спорта и здесь каждый сам знает, что ему нужно делать. 


 – Выступая на профессиональном уровне, с кем из выдающихся биатлонистов ты успел познакомиться, поговорить? 


 – Пока что на Кубке мира я провел не так много времени. Да и, пожалуй, достойного результата еще не добился, чтобы кто-то из звезд обратил на меня внимание. Конечно, у меня было много хороших гонок, призовых мест и медалей, но все это – на юниорском уровне. Могу сказать, что если наблюдать за топовыми биатлонистами со стороны, то многие из них – вполне адекватные, незазнавшиеся люди. Однако встречи со звездами мирового биатлона у меня были ранее – когда мы с мамой ездили на этап в Контиолахти как болельщики. Тогда я успел сфотографироваться с легендарными спортсменами: французом Мартеном Фуркадом и норвежцем Уле Эйнаром Бьорндаленом (оба – многократные олимпийские чемпионы по биатлону – Прим. ред.).  


– Как бы ты оценил этот сезон и какие цели ставишь перед следующим? 


 – Считаю, что шаг вперед в этом сезоне я точно сделал. По крайней мере, в плане функциональной подготовки, что меня не может не радовать. Ну и, конечно, дебют на Кубке мира и попадание в заявку на взрослом чемпионате мира тоже можно записать себе в актив. Что касается следующего сезона, то здесь главное – делать свою работу и показывать высокие результаты, насколько это возможно. И конечно, желательно показывать их на Кубке мира. 


 – И все-таки какая у тебя главная спортивная мечта? 


 – Безусловно, хочется добиться в спорте как можно больше. Стать олимпийским чемпионом и обладателем Большого хрустального глобуса (БХГ – главный приз, вручающийся победителю общего зачета Кубка мира по биатлону – Прим. ред.) – это, скорее, не мечты, а цели. Все это вполне реально, если не жалеть себя и тренироваться с полной отдачей.  


– Карим, у тебя серьезные достижения по юниорам. Каковы «ингредиенты» твоего успеха?

 

 – Секрет успеха очень прост: целеустремленность, трудолюбие и желание идти только

вперед. Наверное, я не так сильно расстраиваюсь из-за каких-то неудач. Обычно я просто смотрю в будущее и стараюсь думать о позитивных моментах, даже если что-то не получается. Все вышеперечисленное, вместе с хорошей подготовкой, и помогает мне выступать на достойном уровне.  


– Понимаю, что у тебя очень мало свободного времени, но как ты разгружаешься после тяжелого дня? 


 – В зимний соревновательный период особо каких-то хобби у меня нет. В это время у нас одни старты и переезды – заниматься чем-то другим некогда. Единственное, в течение вечера, когда хочется просто отдохнуть и полежать, в такой спокойной обстановке просмотр фильма – самое лучшее занятие. Как я понял, этим и развлекается большинство спортсменов во время соревнований. 


 – Я знаю, что ты владеешь английским языком. Когда успел его выучить?  


– Да, я владею английским. «Успел» – правильное слово, потому что выучил его в детстве: до того, как стал профессионально заниматься биатлоном. Тогда я больше времени посвящал учебе и занимался с репетиторами по английскому языку. Он мне очень сильно помогает при общении с иностранными спортсменами. Также я знаю свой национальный язык – дари (Один из самых распространенных языков в Афганистане – Прим. ред) – частенько общаемся на нем с отцом. 


 – Как ты учишься, ведь почти круглый год – сборы и старты?  


– Естественно, при таком графике учиться довольно тяжело, поэтому мне приходится много времени тратить на учебу после окончания сезона. В апреле-мае я нахожусь дома и все это время посещаю пары и ищу преподавателей по всему университету, чтобы сдать долги и закрыть сессии.  


– Почему поступил именно в РУТ (МИИТ)? 

 

– С выбором вуза мне помогала мама, и как-то после окончания школы она посоветовала идти в МИИТ. Меня привлекла его инфраструктура и направление, на котором я учусь – «Менеджмент в спортивной индустрии». Но еще задолго до этого я серьезно уговаривал маму отдать меня в лыжную секцию. Она понимала, что профессиональный спорт – это бесконечные сборы – и времени на учебу вряд ли останется. Однако тогда я ее убедил, дав обещание, что одно другому не помешает. И раз я до сих пор студент, значит, пока удачно выполняю обещанное (смеется). 

Made on
Tilda